Методические материалы, статьи

История эволюционных идей

О книге Николая Воронцова «Развитие эволюционных идей в биологии»

Эволюционисты запомнились мне той въедливостью, с которой они принимали зачет по истории биологии. Некоторые мои однокашники сдавали зачет по пять раз (нонсенс для биофака). Я, впрочем, выкрутился, рассказав о тяжком плавании Карла Бэра на Каспий (ибо листал его сухие дневники) и придумав образ Декарта, который исчисляет пространство Мира сотворенного. Заучивая, в каком университете учился Линней, мы злились и недоумевали: зачем это нужно? Зачем — я оценил лишь много лет спустя. Ибо в ту минуту нас, оказывается, учили видеть эволюцию не только существ, но и представлений, в узловых точках которой всегда стоят конкретные личности. Впоследствии это видение мне очень пригодилось.

Тем не менее курса истории биологии мне явно не хватило, познания грешили пробелами, а кое-где царил настоящий вакуум. Все бы ничего, но род занятий привел меня именно в область эволюции, причем не только людей, но и идей.

Но разве эволюция мира идей — не прерогатива психолога или историка? Нет, мне хотелось сохранить образ мысли естественной науки. Для историка важны знаки: письмена, имена, государства и их правители. Естественник же на придворные интриги внимания не обращает: для него люди — живые существа, которые перемещаются в пространстве и времени.

Однако эволюция — все же история, пусть даже естественная. Есть у нее свои интриги, свои письмена, имена и государства. А научные идеи образуют настоящий лабиринт. Иметь бы книгу, позволяющую в нем ориентироваться! Теперь, как я понимаю по прочтении, у меня в руках именно такая книга. Это «Развитие эволюционных идей в биологии» Николая Николаевича Воронцова (выпущена в 1999 году в Учебно-научном центре довузовского образования МГУ).

Для биологов Николай Воронцов — легендарная фигура. Выдающийся ученый, выдающийся организатор. Академик, депутат, министр и одновременно — преподаватель, путешественник, активист «зеленого» движения. Зоолог с мировым именем. Обладатель множества титулов. Но рассказывать о личности Воронцова я могу только с чужих слов. Стоит ли их переписывать? Тем более что на страницах «Знание — сила» о нем уже писали А. Яблоков, А. Емельяненков (2000, № 2) и С. Смирнов (2001, № 4), лично знавшие Воронцова. Мне остается только сожалеть, что я знакомлюсь с мыслями Николая Николаевича лишь на бумаге (зная, насколько скупо отливается опыт ученого в печатном слове).

И что же книга? Толстая и не по специальности, подумалось вначале, едва ли прочту до конца. Однако текст оказался легким, элегантным и умным, и каким-то образом захватывал внимание, причем в последних главах (где читатель обычно устает и норовит пролистать мимо) захватывал особенно.

Уже предисловие книги удивительно. В нем перечисляются десятки имен, которые для нас, молодых биологов, были чем-то вроде иконостаса, помещаясь на корешках учебников или в названиях законов. Шмальгаузен, Любищев, Гаузе, Добржанский, Айала, Майр — нам не ближе, чем Кювье или Мендель. Для Воронцова же все они — живые люди, коллеги, их идеи известны ему во всей полноте, в контексте повседневной жизни. Черновой вариант книги прочел известный историк Лорен Грэхэм. Сергей Мейен изучал рукопись как титульный редактор.

В период, когда создавалась эта книга, Воронцов побывал в Кембридже и Дауне, где жил и работал Чарльз Дарвин, знакомился с архивами Линнея, был в Парижском музее естественной истории, где когда-то спорили и работали Ламарк, Кювье и Жоффруа Сент-Илер, в Бразилии, на Таити и на Борнео, где накапливали багаж наблюдений Дарвин и Уоллес, и во множестве других памятных мест, где разворачивалось действие «эволюции эволюционизма». То есть книга включает не только исследования историка, но личный опыт и впечатления.

Автор, таким образом, выступает как исключительный знаток пространства научных идей и персоналий. Кроме того, для него прозрачны и другие пространства: географическое (за плечами опыт множества экспедиций — на шести континентах) и палеонтологическое (все-таки эволюционист). Наконец, Н.Н. Воронцов — не кабинетный теоретик, а зоолог и натуралист, глубоко знающий биоразнообразие.

Описывая, как изменялись представления людей о природе, большинство известных мне авторов брали за точку отсчета античных мыслителей. На мой взгляд, такой подход — эрзац. Что, кроме десятка философов, никто больше не задумывался о природе? А охотники, которые знали о мире живого поболее многих ученых? У Воронцова все не так. Он рассказывает о развитии представлений ab ovo — от первобытных людей и до наших дней, отдавая должное знаниям палеолитических охотников, но и захватывая самые новые течения в биологии.

Обзор донаучных представлений охватывает не только Европу, но и Китай, Америку и другие регионы. От античности и средневековья — к науке нового времени.

Затем — первый синтез, когда Дарвин и Уоллес объяснили причины эволюции, создав некую твердь среди хаоса тогдашних гипотез. В ХХ веке — второй синтез, объединивший достижения дарвинизма, генетики, систематики, палеонтологии и экологии. Его результатом стала синтетическая теория эволюции.

Но это вовсе не конец истории. Для меня самой интересной оказалась заключительная часть книги: «Источники третьего синтеза». Какой становится теория эволюции, вобравшая самые современные достижения биологии? Например, открытие таких явлений, как симгенез, параллелизм, вирусная трансдукция, нейтрализм и неравномерность эволюции? Как должна выглядеть модель эволюции, если принять во внимание масштабность хромосомного видообразования? (Кстати, Воронцов сам стоит у истоков его изучения.) Наконец, что немаловажно, третий синтез призван учесть закономерности психологии и философии науки. Ведь причина очень многих споров кроется в устройстве умов, а не явлений.

Мне бы хотелось, чтобы теория «третьего синтеза» была взята на вооружение и моей наукой — антропологией, которая по традиции несколько сторонится биологии. Сегодня это отчуждение теряет смысл, ибо новая эволюционная теория — весьма тонкий и искусный инструмент, и можно не бояться, что она породит прямолинейные суждения, превращающие антропологию в «зоологию человека».

Книга Воронцова насытила «вакуум» далеко не полностью. Для полноты картины хотелось бы «знать в лицо» еще и вненаучные представления — мощные потоки обыденного и мифологического знания, реки слухов и страхов. Кто только не противостоит синтетической теории эволюции: научные «ереси» и всевозможные религиозные течения, мистицизм, паранаука. Все они предлагают свои модели эволюции, которые тоже нуждаются в анализе — спокойном, без обличения «лжеучений». Но в книге, как следует из ее названия, и не ставилась цель охватить вдобавок вненаучные знания. Она и без того вмещает огромную информацию. Хотя, очевидно, Н.Н. Воронцов мог бы немало об этом рассказать: эволюционист, как никто другой, постоянно сталкивается с неприятием в обществе научных идей.

Мне самому нередко приходится слышать: «А я не согласен с учением Дарвина!» от людей, не имеющих ни малейшего представления, что это за учение. В свое время, устав возмущаться, я принялся изучать причины этого противостояния. Вел подкопы со стороны философии познания и культурной антропологии. Но важно было зайти и с другой стороны: как действовало на общество научное слово? И здесь очень помогла книга Н.Н. Воронцова.

В частности, с ее помощью удалось раскрыть одно противоречие. В обыденном сознании имя Дарвина в первую очередь ассоциируется с идеей «человек произошел от обезьяны». А еще бытуют представления, что некий «молодой повеса», слегка подучившийся медицине и теологии, отправился в морское путешествие, откуда привез идею «древа жизни» и где создал сомнительную теорию эволюции, рассматривая клювы галапагосских вьюрков. Но когда я стал читать работы Дарвина об усоногих рачках и растениях, поразился: да ведь это был скрупулезнейший ученый! Неужели он был способен на те поверхностные суждения, которые ему приписывают? Да был ли такой Дарвин?

Оказывается, многие штампы, определяющие отношение к дарвинизму, появились благодаря его восторженным почитателям, среди которых в России большое влияние имел публицист Дмитрий Писарев, а в Германии — Эрнст Геккель. Высокообразованный ученый и талантливый популяризатор, Геккель оказался «большим дарвинистом, чем сам Дарвин». Впрочем, я не собираюсь пересказывать содержание книги Н.Н. Воронцова. А предлагаю просто открыть ее и очутиться во второй половине XIX века.

Кирилл Ефремов



См. также:
Что такое магистерская диссертация?
ПРОЕКТ
осуществляется
при поддержке

Окружной ресурсный центр информационных технологий (ОРЦИТ) СЗОУО г. Москвы Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПКиППРО) АСКОН - разработчик САПР КОМПАС-3D. Группа компаний. Коломенский государственный педагогический институт (КГПИ) Информационные технологии в образовании. Международная конференция-выставка Издательский дом "СОЛОН-Пресс" Отраслевой фонд алгоритмов и программ ФГНУ "Государственный координационный центр информационных технологий" Еженедельник Издательского дома "1 сентября"  "Информатика" Московский  институт открытого образования (МИОО) Московский городской педагогический университет (МГПУ)
ГЛАВНАЯ
Участие вовсех направлениях олимпиады бесплатное

Номинант Примии Рунета 2007

Всероссийский Интернет-педсовет - 2005